Губерман о старости стихи

Автор знаменитых «гариков» Игорь Губерман губерман о старости стихи о том, что нужно и чего не следует делать в старости Однажды утром поэт и писатель Игорь Губерман, как всегда, стал искать очки. Но как только нашёл, начисто позабыл, для чего они ему понадобились. Он задумался, не старость ли это. Пришёл к неутешительным выводам. Поразмыслив ещё какое-то время, пришёл к тем же выводам, но к утешительным. А именно: старость — это такое время, когда притязания к жизни сужаются, за счёт чего резко обостряются оставшиеся удовольствия. Заметно повеселевший, он сел и очень быстро написал книгу «Искусство стареть», которую посвятил своим ровесникам — губерман о старости стихи душевным сочувствием. И не счесть, сколько новых гариков родилось на эту благодатную, всех волнующую тему со своими новыми стихами Игорь Губерман выступит 21 марта в Концертном зале у Финляндского вокзала. Мысли у меня такие… куцые, видите, укладываются всего в четыре строки. Стихи — это что-то большое, серьёзное. Мысль уложить гораздо проще в двадцать строчек. В четыре же — гораздо труднее. Но пусть лучше мои стишки называю стишками я, чем кто-то ещё. Я пишу слишком общо. Про политику, с именами вождей или известных людей абсолютно ничего не появляется. Вы будете смеяться, но уже много лет я пишу почти исключительно о старости. Мне хочется зафиксировать разные проявления старости, мельчайшие её детали. Пытаюсь описать свои внутренние ощущения. И прихожу к выводу, что старость — ужасно интересный период, проживать её очень увлекательно. Многие из них живут в чудовищных условиях, губерман о старости стихи волосы шевелятся, губерман о старости стихи об этом думаешь. Хотя я давно уже гражданин другой страны, я люблю Россию, и мне хотелось бы не испытывать за неё боль и стыд, а гордиться этой страной. Но не получается пока что. Так что не будем о грустном. Вот сядем со знакомым старичком — и свежие анализы обсудим». Смешного в жизни больше. Даже там, где, казалось бы… Один пожилой человек, бывший артист, — в своё время он был очень известен в СССР — переехал в дом престарелых. В американский дом престарелых — он не совсем такой, как в России. Артист вышел к завтраку и с обострённым чувством собственного достоинства спросил у своей соседки по столу, знает ли она, как его зовут. Женщина подняла на него свои добрые глаза и ответила: «Нет, я не знаю. Но вы спросите у дежурной сестры, она вам напомнит…» — Прекрасно! В то время как все, кто переступил через какой-то определённый порог, озабочены «искусством не стареть», вы позволяете себе утверждать, что стареть — это здорово. » — Вот моя подруга, которая любит вкусно поесть, определяет губерман о старости стихи период в жизни так: старость начинается, как только ты начинаешь есть не вкусное, а полезное. Пророщенные семена, траву, кашку овсяную без соли и сахара… — Ой! Это ещё не старость. Это такая… поздняя молодость. Настоящая старость — это когда, пройдя этот период, ты опять начинаешь есть всё вкусное. Ещё один источник удовольствия. «Зачем вам, мадам, так сурово страдать на диете учёной? Не будет худая корова смотреться газелью точёной». А вообще, старость — это когда сужается кругозор и существенно снижается любопытство к миру. Абсолютно ничего не понятно. Поэтому до сих пор на свете мне очень интересно. Хочется давать советы, ужасно! Кажется, что мир идёт не туда, молодёжь поступает не так, как надо, система ценностей изменилась. Детей всё время хочется воспитывать, до последнего дня. Всё они делают неправильно, всё не так. По счастью, они нас не слушают. И я всегда не без злорадства повторяю: внуки вам за нас отомстят… А ваши дети чем занимаются? Она когда-то занималась кибернетикой, потом приехала сюда, в Израиль, нарожала деток, очень счастлива. У меня восемь внуков. Шесть девок, а мужиков всего двое… — Так вот, как научиться не давать советов? Около заглохшей машины возится взмокший от бессилия водитель. То копается в моторе, то с надеждой пробует завестись — напрасно. Вокруг стоят несколько советчиков. Самый активный — старикан, который помимо всяческих рекомендаций всё время выражает сомнение в успехе. » Вот эту фразу нужно всякий раз вспоминать, когда хочется кому-то что-то посоветовать. Наш житейский опыт, как бы ни был он незауряден, абсолютно губерман о старости стихи к чему всем тем, кто нас не спрашивает. Старики много врут, рассказывая о своём прошлом, в основном преувеличивая свои заслуги. «Вчера заговорили про французов — была какой-то крупной битвы дата. И я вдруг вспомнил, как Кутузов держал со мной совет в Филях когда-то…» В старости надо обязательно заглядывать в энциклопедию, чтобы сверять даты крупных событий с годом своего рождения. У вас есть энциклопедия? А год губерман о старости стихи рождения если забуду, то в паспорте посмотрю. Вообще молодёжь, она… — Ворчать нельзя! При этом вырабатываются плохие губерман о старости стихи вещества в организме. Ворчание, недовольство, гнев — всё это губерман о старости стихи нас изнутри. Дольше всех живут благодушные старички. У тех, кто не готов принять то, что с ним происходит. Такая гуманная анестезия… — Согласен. Но я думаю, эту анестезию придумал Господь Бог или природа, как угодно, чтобы мы меньше помнили о своих былых злодеяниях. Я вот сейчас читаю о палачах сталинской эпохи. Многие из них замечательно умирали в своих кроватях, окружённые любящими детьми, на дачах с садиками, и… от этого такая бессильная злость охватывает! Вот был такой знаменитый палач Молотов. Известно, губерман о старости стихи его подпись стояла на сотнях расстрельных списков. А сейчас его внук о нём всякие хорошие вещи говорит, всячески его оправдывая. В 30-е годы жутким палачом был Хрущёв, а мы всё ему забыли за разоблачение культа личности. Разве что у Господа Бога были какие-то расчёты, из которых он сохранил этих палачей? Кстати, Довлатов считал, что за милосердие прощается любой грех. Одно вырастает из другого: зло — из добра, добро — из зла. Я и пишу всё время об этом. Жизнь прекрасна, но удивительна. К тому же ещё можно ездить куда-то. Дай мне бог любопытства в старости… — Это именно то, что нужно просить у Бога. Но деньги проблем не решают. Чтобы кормиться, ездить, покупать книги. Ещё немножко — чтобы помогать ближним. К нам вот заглядываете… — Очень люблю Петербург и бываю у вас примерно раз в полгода. В Питере у меня всегда замечательная аудитория, несмотря на то что билеты, я знаю, дороговаты. Приходят люди из старой интеллигенции, знаете, которая раньше называлась НТИ — научно-техническая интеллигенция. Вообще, я заметил, на юмор лучше всего реагируют в России. В Америке и Европе, губерман о старости стихи и в Израиле тоже, когда я выступаю перед русскоязычной аудиторией, иногда в воздухе витает: я заплатил свои 50 губерман о старости стихи, давай перекувырнись передо мной по-новому. А в России очень слышат слово. Губерман о старости стихи, у этой медали есть оборотная стороны — так же хорошо слышат слова всяких подонков. Но опять не будем про грустное. Словом, я всегда с огромным удовольствием приезжаю в Петербург. Кто уехал, кто… — Что, до такой степени, что даже выпить не с кем? Выпить всегда есть с кем, по счастью. Видите, сколько удовольствий ещё осталось! «Смотрю на нашу старость с одобрением, мы заняты любовью и питьём; судьба нас так полила удобрением, что мы ещё и пахнем, и цветём».

Похожие документы
Карта сайта
Чай из лаванды лечебные свойства
Силы в природе физика 7 класс таблица
Черниговская губерния список населенных мест

Комментарии